Самарской области удалось в процессе восстановления экономики после кризиса заложить основу для нового этапа развития. В регионе с участием властей реализуются крупные проекты, которые дадут результат уже в 2012–2013 годах. Среди них — особая экономическая зона промышленно-производственного типа, технопарк в сфере высоких технологий «Жигулевская долина», реконструкция международного аэропорта Курумоч. Уже приносят плоды масштабные программы господдержки в сельском хозяйстве, прежде всего в животноводстве. Новые перспективы открывает подготовка Самары к чемпионату мира по футболу в 2018 году. Об этих проектах и общей экономической стратегии региона журналу «Эксперт» рассказал губернатор Самарской области Владимир Артяков.

Смогли удержаться

— Владимир Владимирович, как вы оцениваете динамику восстановления региона от последствий экономического кризиса?

— Мы находимся в фазе активного посткризисного восстановления. Экономический рост в Самарской области в 2010 году составил почти 107 процентов (в среднем по России — 104 процента). И если первоначально планировали выйти на уровень 2008 года к 2015 году, то сейчас ориентируемся на более ранний срок — 2012-й.

Рост идет во всех базовых отраслях региона. Начал выравниваться АвтоВАЗ: увеличиваются объемы производства, организуется выпуск новых моделей. «Роснефть» в Самарской области модернизирует нефтепереработку, вкладывая ежегодно по миллиарду долларов в свои НПЗ, наращивает добычу нефти. «Куйбышевазот» создает новые производства, приобретает активы в России и за рубежом. Новые перспективы появляются у «Тольяттикаучука» после смены собственника головной компании — СИБУРа. Предприятие работает по долгосрочным контрактам и даже в кризис не испытывало особых проблем.

Кстати, именно нефтехимия помогла региону устоять во время кризиса и стабилизировать на определенном уровне выполнение социальных программ, ни одна из которых не была свернута.

— На поддержку АвтоВАЗа государство выделило 75 миллиардов рублей…

— Наша область оказалась одной из наиболее пострадавших от кризиса, удар пришелся прежде всего по машиностроению. На АвтоВАЗе ситуация была критической. Стало ясно, что нужно принимать неординарные меры. Благодаря личной поддержке Владимира Владимировича Путина завод получил необходимую государственную помощь, которая позволила стабилизировать ситуацию и создать условия для дальнейшего развития предприятия. Хотя по сути ничего нового мы не придумали — все страны мира поддержали свой автопром. Мы даже немного опоздали — я имею в виду программу утилизации старых автомобилей. В мире она стартовала на год раньше, чем у нас.

Для Тольятти, крупнейшего моногорода России, был разработан комплекс антикризисных мер с привлечением федеральных и региональных бюджетных ресурсов. Основная мера — помощь в трудоустройстве тем, кто потерял работу. На АвтоВАЗе была оптимизирована численность сотрудников на 30 тысяч человек. При этом часть людей ушла на пенсию, а остальным были предоставлены новые рабочие места. Найти новую работу для такого количества людей в условиях моногорода было очень сложно. Тем не менее эту программу мы выполняли и выполняем до сих пор. Сегодня в городе один из самых высоких в стране темпов снижения безработицы. Сейчас ее уровень составляет чуть более 1,5%

Мы пошли еще дальше: в Тольятти реализуется комплексный инвестиционный план модернизации. Его основная цель — диверсификация экономики города, уход от монозависимости. Создается особая экономическая зона промышленно-производственного типа в Ставропольском районе Самарской области, где появится более 11 тысяч новых рабочих мест. Хорошие перспективы у IT-парка — этот проект подтянет и все остальные сферы: производство, науку, образование…

Если говорить в целом по Самарской области, то у региона мощная база для динамичного развития: выгодное географическое положение, оптимальная логистика, профицит энергоресурсов, очень серьезный человеческий потенциал. Все это позволяет создавать здесь новые крупные производства.

— Как развивается агропром Самарской области, который в отличие от других отраслей экономики региона пережил еще один кризис — в результате двухлетней засухи 2009–2010 года?

— В этом году мы значительно увеличили объем государственной помощи селу — почти в три раза. Такого в регионе никогда не было. Развиваем инфраструктуру, дотируем покупку сельхозтехники, даже доплачиваем за сданное аграриями молоко.

Только в 2010 году из-за засухи у нас погибло около половины посевов зерновых. В этом году мы перекроем потери — валовой сбор увеличится вдвое. Кроме того, мы лидируем в стране по приросту крупного рогатого скота. За счет чего? Субсидируем масштабную программу по увеличению маточного поголовья КРС и в совокупности вложили в нее уже более 300 миллионов рублей. Мы хотим, чтобы Самарская область стала крупнейшей территорией в России по производству маточного поголовья КРС. Параллельно наращиваем производство мяса птицы, свинины.

Это направление — стратегическое. Ведь крупный рогатый скот, свиньи и птица — те составляющие, которые дают возможность серьезно развивать растениеводство. Я имею в виду посадку зерновых и технических культур. Если мы будем отдельно развивать растениеводство, то смысла в этом нет никакого. Кормовая база будет, но где ее использовать? Соответственно, значительная часть трех миллионов гектаров, отведенных в регионе под пашню, будет просто зарастать. Поэтому мы подходим к вопросу комплексно.

Интеграция в действии

— Как вы оцениваете перспективы сотрудничества АвтоВАЗа с альянсом Renault-Nissan? Планы у тольяттинского автогиганта масштабные — объем инвестиций до 2020 года составит 150 миллиардов рублей.

— В этом объеме и прямые деньги, и технологии. Думаю, что после 2012 года благодаря сотрудничеству с альянсом Renault-Nissan и расширению модельного ряда АвтоВАЗ очень быстро пойдет вперед.

Ранее было много попыток пригласить стратегического инвестора. Мы начали переговоры с Renault еще в 2006 году. Оппонентов было много, иногда переговоры просто заходили в тупик. В итоге решение было найдено. И я считаю, что для России огромный успех, что Renault купил 25 процентов АвтоВАЗа.

На примере АвтоВАЗа можно увидеть, что такое реальная интеграция в мировую экономику. В результате совместной работы с альянсом Renault-Nissan предприятие получает новые компетенции, новые возможности, новые рынки в том числе. И привлечение новых финансовых ресурсов, наиболее эффективных с точки зрения сроков и процентных ставок.

Карлос Гон, я считаю, прозорливый управленец мирового уровня. Его критиковали за сделку с АвтоВАЗом, но теперь все понимают: он оказался прав. Во-первых, он расширяет производство вместе с нами, получает нишу на рынке. А для нас важно, что под российским брендом будут выпускаться новые автомобили. При этом люди учатся работать по-другому, мыслить другими категориями. Когда еще они смогли бы ежедневно на практике получать знания от лидеров мирового автопрома?

— Одним из наиболее значимых проектов в Тольятти вы назвали особую экономическую зону. На какой эффект от ее деятельности рассчитываете?

— Прежде всего исходим из того, что проект, как я уже говорил, создаст тысячи высококвалифицированных рабочих мест. ОЭЗ — один из якорных проектов комплексного инвестиционного плана модернизации Тольятти, реализация которого позволит ему перестать быть моногородом. Поэтому на автопром будет ориентировано только 30 процентов производства на территории особой экономической зоны. Направленность остальных компаний-резидентов может быть разной, главное, чтобы это были высокотехнологичные и экологичные производства. Предприятия такого уровня потянут за собой малые и средние компании. А это дополнительные рабочие места, импульс для развития предпринимательства в целом по городу, поскольку компании-смежники могут быть и не на территории ОЭЗ. Так всегда происходит в мире, яркий пример — АвтоВАЗ, с которым сотрудничает в одной только Самарской области около 300 предприятий.

— Как развивается другой проект, реализуемый в Тольятти, — создание технопарка «Жигулевская долина»? Какие цели преследует?

— В проект уже вложено 600 миллионов рублей бюджетных средств, построена часть объектов, сейчас прорабатываются вопросы поставки оборудования. Заключены соглашения о намерениях с рядом компаний и научных центров, зарубежными концернами Siemens, IBM и другими.

«Жигулевская долина» — это площадка, на которой будут выполняться заказы в сфере высоких технологий не только российских компаний, но и зарубежных корпораций уровня Boeing. Такие проекты хорошо развиты, например в Китае, и они достаточно эффективны.

Сегодня весь мир идет по пути оптимизации своих затрат, а расходы на новые технологии — самые большие. Перед внедрением их нужно отработать на виртуальном уровне. Для этого требуются мощный дата-центр, опытные специалисты. Мы готовы взять данные задачи на аутсорсинг, а компаниям не придется тратиться на развитие своего технического центра. Подобное сотрудничество возможно, например, с производителем космической техники «ЦСКБ-Прогресс», который базируется в Самаре. Или взять банковский сектор — там тоже есть задачи, которые будет способен решать тольяттинский IT‑парк. Например, сейчас Поволжский банк Сбербанка России строит большой процессинговый центр, который будет обслуживать все Поволжье. Мы предложили через аутсорсинг загрузить частью операций наш дата-центр.

Почему IT-парк создается именно в Тольятти? В городе много одаренных программистов, некоторые из них напрямую работают с заказами мировых производителей высокотехнологичного оборудования. Мы планируем собрать их и предоставить системную, перспективную работу. Более того, на территории «Жигулевской долины» планируется строительство жилья, чтобы у нас могли работать не только тольяттинские самородки, но и таланты извне.

Всего мы ожидаем появления здесь трех-четырех тысяч высокотехнологичных, высокоинтеллектуальных рабочих мест.

— На территории IT-парка будет возможна организация производств сторонними компаниями?

— Мы открыты для любого уровня сотрудничества с российскими и зарубежными компаниями. Например, под их бизнес-задачи можно сдавать в аренду объекты, оборудование IT-парка. Возможны совместные проекты. Такая интеграция принесет только пользу. Если же мы будем закрытыми, то рискуем скатиться до каких-то локальных проектов с участием только местного бюджета.

До конца текущего года мы планируем разместить здесь около 40 резидентов.

Делят риски с инвестором

— Вы снижаете минимальный размер инвестиций, необходимый для получения региональных льгот, с 350 до 100 миллионов рублей. Какие еще изменения планируются в работе с инвесторами?

— Наша цель — улучшить инвестиционный климат, предоставив возможность комфортно развиваться любому производству. Ну что такое, например, 100 миллионов рублей инвестиций, если ты получаешь все региональные льготы? Если говорить про другие планируемые изменения, то мы хотим установить срок налоговых льгот для инвесторов в пределах от двух до пяти налоговых периодов в зависимости от объема инвестиций.

Еще с одной инициативой мы вышли на федеральный уровень. Суть предложения в том, чтобы обнулить на регламентируемый период налоги для тех компаний, которые организуют производства на территории малых моногородов, а таких у нас в области три. Это не ситуация с офшорными зонами, когда компании только регистрируются, а их производство находится в другом месте. В нашем случае компании создают производства, имея максимальные льготы, моногорода получают новые рабочие места. А в дальнейшем, после завершения «налогового отпуска», еще и заметный прирост налоговых отчислений.

Новые инструменты в работе с инвесторами станут хорошим дополнением к той базе, которая уже создана в Самарской области. В частности, в 2010 году был принят региональный закон о государственно-частном партнерстве. Появился совет по иностранным инвестициям, создана Корпорация развития Самарской области. К наиболее значимым, крупным инвестпроектам мы прикрепляем специального государственного куратора, который помогает бизнесмену наладить диалог с налоговыми органами, пройти все разрешительные и согласительные процедуры.

— Как все эти меры влияют на инвестиционный климат?

— По итогам прошлого года Самарская область поднялась с двенадцатого на первое место среди регионов ПФО по показателю инвестиций. Общий объем накопленных иностранных инвестиций на начало 2011 года составил более 2 миллиардов долларов. При этом только за прошлый год в нашу экономику поступило свыше 1,1 миллиарда долларов.

В результате такой политики сегодня в регионе успешно ведут свой бизнес инвесторы из более чем ста стран мира. Среди них такие крупные транснациональные корпорации, как Renault-Nissan, Alcoa, General Motors, Danone, Nestle, Siemens и другие. Всего в Самарской области работает без малого 500 предприятий с участием иностранного капитала.

— Каким образом собираетесь модернизировать аэропорт Курумоч?

— Мы планируем за очень короткий период даже не реконструировать, а, по сути, построить новый аэропорт и впоследствии превратить его в аэропорт-хаб. Самарская область находится в связке авиационных маршрутов Запад-Восток, и возможности для расширения очень хорошие. Пропускная способность Курумоча возрастет до двух тысяч пассажиров в час, а после реализации проекта ежегодный рост пассажиропотока составит не менее 5 процентов. Увеличится и маршрутная сеть полетов. Помимо пассажирских авиаперевозок хотим нарастить и грузовые.

Уже объявлен конкурс, по итогам которого победителю — крупной частной компании — будет продан пакет акций с учетом ее вложений. Считаю, что государство не должно управлять такими объектами. Здесь нужны известные, компетентные управленцы с хорошими финансовыми возможностями.

Бюджет, по большому счету, должен создавать условия для нормальной жизни людей и ведения бизнеса. Мы обязаны по многим направлениям брать инициативу на себя. Давать бизнесу сигналы, обозначать приоритеты, показывать, что мы добросовестные партнеры. По сути, вложив деньги и разделив с бизнесом риски, государство гарантирует развитие, поддержку того или иного направления.

Второе дыхание

— Планируемая модернизация Курумоча очень своевременна в свете предстоящего чемпионата мира по футболу 2018 года. Самара входит в список российских городов, где пройдут матчи чемпионата.

— Мы разработали общую стратегию подготовки к чемпионату. Под новый стадион с сопутствующими инженерными и сервисными объектами определен участок площадью 101 гектар.

В рамках подготовки к чемпионату мира кроме модернизации международного аэропорта Курумоч мы также планируем строительство нового моста через реку Самару, развитие скоростного железнодорожного движения от аэропорта и Тольятти к стадиону в Самаре. Один из важнейших проектов — реконструкция исторической части города, рядом с которой, на стрелке рек Волги и Самары, как раз и появится стадион. Построим новые дороги, развязки.

Создание необходимой для чемпионата мира по футболу инфраструктуры в этой части города имеет стратегическое значение для Самары, поскольку именно в этом направлении город будет расти.

— Подготовка к чемпионату мира подтолкнет и развитие туризма. Какие перспективы у этой отрасли?

— У туризма в Самарской области мощный потенциал. Но эта сфера не может развиваться без инфраструктуры. Если у нас есть Жигулевские горы, то нужно создавать туристические базы, решать транспортные вопросы, обеспечивать общую комфортную среду для туристов. И все это необходимо делать в комплексе, выверяя каждый шаг, чтобы не возникало проектов-утопий. Думаю, к 2018 году в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу и других проектов мы создадим инфраструктуру, которая позволит туристической отрасли региона совершить качественный рывок.